Category: философия

Зима

Знаете, почему древнегереческий ромей Шура именно Карнаков? )))

Наш великий "христианин" и "философ" Шура Днепропетровский-Пушкинский (rwmios_f) интересовался происхождением своего рода и фамилии. Его род идет от Карнака! Википедия ему в помощь!
____________

Карнак является представителем Нелюдей, членом королевской семьи, родившимся в Аттилане. Кузен короля Нелюдей Чёрного Грома. Карнак имеет возможность найти слабое место у любого человека или объекта. Таким образом, он обычно служит в качестве планировщика Нелюдей. Он также является священником и философом.
Karnak Inhumans.jpg

https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D0%B0%D1%80%D0%BD%D0%B0%D0%BA_(Marvel_Comics)
Зима

Что чем не должно быть



Оригинал взят у punk_lowliness в Философское...

Н.А.Бердяев "Опыт оправдания человека", глава I

"Философия ни в каком смысле не есть наука и ни в каком смысле не должна быть научной. Почти непонятно, почему философия возжелала походить на науку, стать научной. Не должны быть научны искусство, мораль, религия. Почему философия должна быть научна? Казалось бы, так ясно, что ничто на свете не должно быть научно, кроме самой науки. Научность есть исключительное свойство науки и критерий только для науки. Казалось бы, так ясно, что философия должна быть философской, исключительно философской, а не научной, подобно тому как мораль должна быть моральной, религия – религиозной, искусство – художественным. Философия – первороднее, исконнее науки, она ближе к Софии; она была уже, когда науки еще не было, она из себя выделила науку. А кончилось ожиданием, что наука выделит из себя философию. Та дифференциация, которая выделила науку из философии, должна радовать философию как освобождение ее самобытной сферы. Но дифференциация эта попутно вела к порабощению философии. Если признать философию специальной наукой в ряду других наук (напр., наукой о принципах познания или о принципах сущего), то этим окончательно упраздняется философия как самобытная сфера духовной жизни. Нельзя уже будет говорить о философии наряду с наукой, искусством, моралью и т.п. О философии придется говорить наряду с другими науками, с математикой, с физикой, химией, физиологией и т.п. Но ведь философия – самостоятельная область культуры, а не самостоятельная область науки."

Как это приятно, что философия не наука и что Николай Александрович так хорошо об этом написал. Я, конечно, самостоятельно не мог разрешить этот вопрос, от которого возникал сплошной когнитивный диссонанс...
________________________________



Умный был этот Бердяев. Философия действительно не должна быть научной, как собственно, не должна быть и религиозной, но должна быть философской. Для меня же важнее то, что религия не должна быть ни научной, ни философской. Религия должна быть только религиозной. Вот так вот запросто Бердяев выставил идиотами всех церковных "ученых", типа "докторов богословия" и разных там профессоров от религии. Хотя сам Бердяев, по всей видимости, того не хотел. Часто люди высказывают умные мысли, но не учитывают, как далеко можно завести их мысль, если намеренно ее не ограничивать.

Мне приходилось сталкиваться с некоторыми "учеными" специализирующимися на религии (как церковными, так и околоцерковными), которые в снобском пафосе мне замечали, мол все то, что я пишу о христианстве "не научно". На таких я смотрю как на убогих. И смотрю так на них именно потому, что у них, в отличие от Бердяева, не хватает мозга понять, что религия не обязана быть научной или философской. Для меня нелеп всякий, кто пытается научно обосновать хоть какое-то религиозное утверждение. Но еще более нелеп тот, кто полагает, что без философии сейчас христиане не знали бы во что им веровать. 
Зима

Бедный, бедный Аристотель...

Оригинал взят у ivanov_petrov в Соответствия

Читая литературу по аристотелике, натолкнулся на "давно замеченное" обстоятельство - оказывается, монофизиты обладали особенно интимным пониманием аристотелевской философии. В спорах времен Халкидонского собора это проявилось в их аргументах "нет природы без персоны" - они возражали, что если у Иисуса Христа принимается две природы, следует полагать, что у него две ипостаси. ...................

______________________

Вот и этому человеку полифизиты мозги загадили, сватая этого несчастного Аристотеля дохалкидонскому богословию. Пришлось дать ему в комментариях свое пояснение:

______________________

.............

Что же касается Аристотеля, и некоей "особой им увлеченности монофизитов", то это банальная полемическая погремуха постхалкидонитов. Христианство в принципе не обязано озираться на греческую философию, но опирается на Откровение, или здравое человеческое рассуждение. И если вдруг кто-то из греческих философов имел здравое человеческое рассуждение, то это не значит, что Христианство приняло его философию. Это значит только то, что совпали два здравых рассуждения. Дохалкидонское богословие, которое в некорректной полемике постхалкидонитов называется "монофизитством" действительно настаивает, что реальность есть ипостась, а природа лишь умозрение в ипостаси, и если нет ипостаси, то не может быть и природы. Говорить, что может быть природа вне ипостаси - абсурд. И вот этот абсурд и возведен постхалкидонитами в ранг "божественного догмата". Но такие "догматы" хороши только для внутреннего пользования. Выносить их в наружу не стоит, потому как засмеют.
Зима

Христианство и античная философия. Трехчастная модель и мой комментарий о третьей части

Оригинал взят у alexandrermolin в Христианство и античная философия.

Отношения христианства и античной философии - это проблема, не имеющая однозначной оценки. Среди отцов Церкви существуют целый спектр разнообразных оценок античной философии - от восторженных суждений о «христианстве до Христа» и до клеймения позором античных мыслителей.
Готовясь к лекциям у заочников, наткнулся на прекрасную статью «Разум и откровение в Средние века» философа-неотомиста Этьена Жильсона.

Отталкиваясь от понятия теологумна, то есть частного богословского мнения, Жильсон выделяет три типа отношения христианства к античной философии и называет их именами отцов.

Итак, первая группа-это Тертуллиан. Сторонников данной группы Жильсон называет «экстремистами в теологии». К данной группе помимо самого Тертуллиана, Жильсон относит Татиана и его «Обращение к грекам», Бернарда Клервовского и его третью «Проповедь к празднику Сошествия Святого Духа», святой Петр Дамиани, а также ряд других.

Для представителей данной группы характерно понимание, что «Откровение было дано людям вместо всякого иного знания, включая науку, этику и метафизику». Отсюда «не нужна прежде всего именно философия; собственно говоря, без философского знания нам будет значительно лучше, чем с ним».

Жильсон не случайно назвал данную группу мыслителей именем Тертуллиана, так как именно он «нашел убедительные формулировки, чтобы высказать то, что он считал непримиримым антагонизмом между Христианством и философией. Седьмая глава его трактата «О предписаниях против еретиков» представляет собой не что иное, как яростные нападки на то, что сам Бог назвал «юродством» («глупостью») философии».

Интересно замечание Жильсона относительно причин появления группы «Тертуллиан». Он пишет, что это было неким протестным актом против активного интереса и поддержки Церковью некоторых философов.

Вторая группа получила название «Блаженный Августин»,и в ее состав вошли такие известные философы и теологи как Иустин Мученик, Климент Александрийский и Ориген. Главное убеждение членов данной группы заключалось в том, что «существует принципиальное согласие между естественным и Богооткровенным знанием, либо это подразумевалось». Таким образом, участники данной группы утверждали, что существует принципиальное согласие между философией и теологией, между верой и знанием.

Рациональное знание может быть постигнуто актом веры. Таким образом, блаженный Августин провозгласил, что каждый верующий человек благодаря своей вере может воспринять истины, для постижения которых рациональным путем может уйти вся жизнь человека.

Третья группа мыслителей названа Жильсоном по имени
Collapse )